Педагогический коллектив

1

20140203_111645

Честаева В.В.
«Самая высокая радость в
жизни – чувствовать себя
нужным и близким людям»
(М. Горький.)

Честаева Вера Васильевна – учительница русского языка и литературы Центароевской СОШ №1 имени Героя России, Ахмат-Хаджи Кадырова Курчалоевского района Чеченской Республики.
1 сентября2012 года мой общий стаж работы 55 лет, из них 50 лет в данной школе.
Моя детская мечта: «Я буду учительницей…» К этой мечте я шла долго и трудно. Я росла в многодетной семье: 8 детей и родители. Несмотря на трудные материальные условия, родители дали нам всем возможность получить образование: у нас в семье и почетные шахтеры, и финансисты, и военные, и учителя.
Чтобы поступить учиться, необходим был трудовой стаж. И я пошла работать разнорабочей, затем меня перевели няней в детский сад, а потом воспитателем. Пройдя небольшую жизненную школу, я поступила в 1960 году в Епифанское педагогическое училище Тульской области, которое окончила в 1962 году. Распределение на работу было всесоюзным, и я в числе 30 выпускников выбрала Кавказ, вспомнила стихотворение А.С. Пушкина «Кавказ».
Представила снежные горы Кавказские, парящего в небе орла, шумящие водопады, зеленые рощи, щебечущих плиц, скачущих оленей, играющих в свирепом веселье буйный Терек.
Кто устоит перед такой мечтой и красотой!? Никто! Не устояла и я.
Август 1962 год, по зову своего сердца еду работать учителем начальных классов в ЧИАССР. Сколько романтики, радости и надежды: наконец – то, увижу Кавказ, так прекрасно описанный Пушкиным. Вот и новое место работы – Центароевская семилетняя школа, несколько стареньких помещений, далекое – далекое село, утопающее в зелени садов. Было минутное разочарование, недоумение, какой-то внутренний страх и замешательство. Постаралась быстро взять себя в руки. Первая встреча с педколективом и особенно с детьми, которые смотрели на меня с такой надеждой и радостью, разрешили все мои сомнения: я нужна именно здесь. Одна девочка – семиклассница спросила: «А вы к нам надолго?» Стало очевидно, что приезжие учителя здесь долго не задерживались. Дети ждали моего ответа, их добрые и внимательные глазенки старались прочитать мои мысли. Я знала, что они ждут положительного ответа. Не задумываясь, видимо, чтобы не разочаровать детей, ответила: «Навсегда!» Эти слова оказались пророческими. Пушкинский Кавказ стал моей судьбой, порой трудной и в то же время счастливой. У меня трое детей, 5 внучек, 8 внуков, две правнучки и два правнука, дружная семья, любимая работа, много верных и надежных родственников и друзей. Было, конечно, много трудностей: другие обычаи, другой менталитет, старались обходить «острые углы». Мне тогда вспомнились слова В. Шефнера.: «Чем счастье трудней достается, тем сердцу дороже оно».
Дети быстро полюбили меня, педколлектив принял нас доброжелательно, показал и проявил кавказское гостеприимство, уважение и внимание. Часто выезжали в г.Грозный всем коллективом, посещали театр, кино, исторический музей и музей изобразительного искусства – это помогало глубже познакомиться с обычаями и традициями чеченского народа. Учителя приглашали нас к себе в гости, вместе отмечали праздники и дни рождения. Родители знали, что с продуктами и особенно с хлебом было трудно в селе, они присылали вечером с детьми горячие лепешки, молоко, берам, суп. Как от всего этого веяло добротой, семейным и домашним уютом, как это было все вкусно! Наверное, уважение и помощь родителей давали нам учителям возможность работать спокойно всю свою любовь, все свое тепло, внимание, и знание отдавать детям.
С 2009 года по настоящее время я работаю психологом и преподаю русский язык и литературу в 8А классе.

вввв

Дерябина В.А.
Профессия учителя привлекала меня с раннего детства. Я выросла в большой дружной сельской семье. Чего скрывать, мое детство, послевоенные 50, было небогатым: на игрушки и развлечения… Собиралось много детворы, благо: двор был большим и на газетах можно было писать, рисовать ручкой из чернильницы, которую можно было «позаимствовать» у старшей сестры или брата, а потом тихо поставить на место… Всех «учеников» я тихо рассаживала на бревно под деревом, вместо стола ученики использовали саман (глиняные блоки), а у меня был деревянный табурет, выше всех, ведь я же – учительница! Это было детство…
После окончания школы в 1964 году, я поступила в педкласс в г. Краснодаре на отделение химии-биологии, а по окончании в августе 1965г. по распределению приехала в с. Центарой. Ехали долго, в поезде было чуть жутковато, ведь по рассказам из книг, Чеченцы – злой народ.
Но в Грозном, на вокзале нас встретили вполне культурные, чисто говорящие по – русски. Министр образования и зав. Районо, и мы разъехались по школам.
Первое впечатление о школе было жутковатым: три маленьких здания, вокруг забор из прутьев, печка дровянная, рядом с учительским столом, вход в дверь узкий, порог высокий, полы скрипучие…
Я – учитель по призванию, значит надо работать: выбор сделала сама, родители отговаривали, но я выбрала то, к чему лежала душа!

В коллективе меня оценили, избрали секретарем комсомольской организации. Надо было все успеть: и подготовить урок, и найти на урок опытного педагога, и сходить на экскурсию в ближайший лес – ведь с первого урока биологии я старалась прививать у детей любовь к природе, бережное отношение ко всему, что их окружает. Создала школьный кружок «Юннаты» выпускали с учениками общешкольную газету, выращивали тутовый шелкопряд, помогали колхозу «Искра» в уборке урожая кукурузы после комбайна. Какое прекрасное было время. Все делали люди, а не роботы. Молодость берет свое: в моде были интернациональные семьи и я вышла замуж за физрука школы Эдельгериева С-Х. А.

В настоящее время — я руководитель 6 В класса в классе 25 учащихся, 6 человек отличники, 3 человека – хорошисты, 3 ученика имеют по одной – «3». Класс дружный, принимает самое активное участие в жизни школы и района.
Возрождены школьные традиции: «Школьные ярмарки», «День птиц», «Смотр строя и песни юнармейских отрядов», «Золотая осень».
В воспитательной работе первостепенное значение придаю возрождению и внедрению в повседневную жизнь подростков истинно народных традиций: Ламаз, приветствие, одежда, платок, коса, гостеприимство.
Первая награда за труд – это «юбилейная медаль 100-летия В.И.Ленина» 1970 год.
За первый пионерский праздник «Костра» ко Дню пионерии мне дали высокую оценку «Почетная грамота ЦКВЛКСМ за подписью Тяжельникова».

С 2008 года – я депутат Парламента ЧР 2 созыва, но я не рассталась со школой, я работаю все в той же школе, но с новым дорогим именем А-Х Кадырова. Обучаю третье поколение жителей села Центарой. Среди них тоже фамилии: Честаевы, Ацаевы, Айдамировы, Кадыровы из них две девочки Главы ЧР Кадырова Айшат и Какдырова Карина.
25 мая 2009 года мне присвоено звание «Заслуженный учитель ЧР». А награду за труд вручил мой ученик Президент ЧР Рамзан Кадыров. Разве может быть выше счастья при жизни! Награждена медалями «За развитие Парламентаризации» в 2010 году, «За укрепление боевого содружества» в 2011 году. Главным критерием своей жизни я считаю остаться Человеком, где бы ты не работал и какой бы пост не занимал.

Фото0067

рррр

Алханова Р.С.
В далеком 50 году прошлого столетия в казахском ауле в семье «выселенцев» чеченцев Цагараевых родилась первенец – я, Алханова Ремиса Салмановна.
Отца помню смутно. Знаю что он обладал хорошим чувством юмора, играл на балалайке. Но нас, по чеченским обычаям, не ласкал: при его появлении шумные игры прекращались. Помню после очередных моих детских чудачеств он сказал: «Она будет грамотной». А вот дедушку, его отца, запомнила и помню. И каждый раз, как сейчас, становиться пронзительно больно за одну его мечту – быть похороненным «Нана Декъастанахь» — на родине.
Он мне говорил: «Там, на Кавказе, помнишь ногой – зажурчит родник, сожмешь землю в горсть – выдавишь масло. Ты увидишь «Декъаста».
Однажды он принес нежные волокна зеленого кукурузного початка. Нюхал и плакал. После хрущевского указа, родственникам пришлось. Собрав деньги, отправить деда на Родину, село Центарой.
Как его выдворили – другая история. Обратно в Тельманский район КазССР привезли тяжело больным. Там похоронен.
После двухнедельного переезда в товарном вагоне, на сложенных штабелями мешках с чем-то, зимой 1954 года привезли меня на родину, в Чечн7ю в село Центарой. Весной поставили хату – землянку. Отец умер. Нас трое девочек. Матери – 26.
Мне кажется, что дожди тогда бывали обильные, грозы сильные.
Что помню – постоянно капало с потолка. Матери иногда приходилось ложить нас, трех девочек, под стол, покрытой клеенкой где сухо не капало.
Мне всеравно повезло.
Моя мама – дочь известного в республике ученого – алима – Тимарсолты Таймасханова, была человеком чистым, светлым и очень стойким.
Жизнь постоянно проверяла ее на веру, честь и любовь к нам, детям.
«Это все потому, что меня Бог любит» — пронесла она через всю жизнь! Да будет это так по воле Аллаха!
А сколько она знала легенд, песен, сказок, илли! Яркую речь, прекрасную память. Она все говорили унаследовала все от отца.
Как я выше сказала, мне везло, везло на людей, среди которых мне посчастливилось жить по сей день.
Однажды у нас было «белхи». Мама посадила нас, детей от 7 до 10 лет вокруг корыта, шелушить кукурузу. И, чтобы удержать нас, она пела илли о «прекрасной Бежо».
Среди нас сидел маленький Ахмед, будущий первый президент Чечни.
Никогда не забуду его слова – «Бокку, я сам один отшелушу корыто кукурузен, а ты будешь говорить мне илли. Пожалуйста»!
Юношеский максимализм в совокупности с советской литературой, с чеченским героическим эпосом дали неплохие плоды в воспитании чеченской молодежи 60-ых годов.
Как не странно сегодня, тогда в свои 16-17 лет я мечтала, чтобы в мою честь исполнялся Гимн Советского Союза, было очень стыдно, сомневаясь, что я не выдержала бы поток, лишений молодогвардейцев и Павки Карчагина.
Мы, молодежь уже 70-ых чувствовали информационный голод, и почти не чувствовали материальный недостаток.
Девочки – отличницы пользовались вниманием мальчиков или наоборот. Мне, кстати нравился мальчик с прекрасными математическими данными.
Может быть, поэтому потом и замуж вышла за математика.
Всю свою жизнь он учил односельчан математике, и любил ее не меньше нас.
Ахмат-Хаджи Кадыров называл его «устаз» и к его имени еще в 70 – ых годах добавлял хаджи. Говорил; «Ризван, ты не посетил Мекку, но ты такой чистый и честный, ты Ризван – хаджи». Мне повезло на прекрасных людей.
В 1958 году пошла в подготовительный класс Центароевской восьмилетней школы. Еще летом пришел учитель Асвад и записал меня в школу.
В эти минуты дрожь в руках при волнении, что сопровождает меня всю жизнь, нельзя было унять. На мой вопрос: «Когда в школу», он ответил: «осенью».
По моему выражению лица, по – моему, он понял, что я не поняла. Тогда он добавил: « Когда вот эта кукуруза станет желтой».
О! сколько дней я с надеждой смотрела на эту кукурузу!
Не доверяя своей, проверяла соседский урожай.
Пошли в школу.
У многих тетрадь и карандаш под мышкой, а у меня сумочка, сшитая мамой из бабушкиного платья.
Какая она была красивая! Училась хорошо.
Посетив родительское собрание, где меня всегда хвалили, мама возвращалась счастливая. А чтобы «оправдаться» перед соседями за этот кусочек счастья в своей трудной неустроенной жизни, отшучивалась «Это она от того, что нет в ней жизненной хитрости, от наивности».
Воистину, в шутке – доля правды. В данном случае – огромная доля.
Я так и не вышла вся из детства. И в этом тоже мне повезло.
Первый класс: Когда буквы воплощались у меня в слова – это для меня было чудо.
Листья – стельки в дядиных галошах – оказались (после узнаю) стихами Пушкина.
……….Буря мглою небо кроит,
Вихри снежные крутя.
То, как зверь, она завоет,
То заплачет, как дитя.
Честно; Не понимая ни одного слова. Но до того на душе от ритма рифмы печально, что хотелось плакать!
Наша школьная библиотека, держалась на подпорках и честном слове, с запахом преющих от сырости книг, вселяла во мне торжественность. Там я «обвенчалась» с книгами на всю жизнь.
В 1969 г8оду закончила Аллероескаую среднюю школу. На 19-том году – потому, что 2 года в Казахстане каждый день жили ожиданием разрешения выехать на Родину. Не строились, хозяйства свернули, только на работу ходили.
Мечта стать врачом, Конкурсное сочинение «Люди в белых халатах» осталось мечтой. Не было ни отца, ни брата. Родственники не разрешали учиться очно.
В 1969 году после школы приняли меня на работу старшей пионер-вожатой в своей родной Центароевской школе.
Вышла замуж.
В 1971 году поступила в Чечено – Ингушский Государственный университет им. Л.Н. Толстого.
В том же году родился сын. Два события в это лето, да еще каких!
Здесь непростительно было бы не упамянуть о еще двух людях, принявших участие в моей судьбе.
Мой дядя Таймасханов Алсолт, который собрал документы, возил в ЧИГУ, познакомил с преподавателями.
Мой учитель – Юшаев Р.Ю. – человек с большой буквы. Он помогал моей матери то ситцем- девочкам на платье, то деньгами. А меня он любил как дочь. Тайком от власти изучил у моего деда Коран, стал муллой. Учил и меня арабской азбуке, жаль, я не продолжила.
С 1969 года – я учитель сельчане – мои ученики.
Что я им дала – они скажут. Я скажу о том, что они мне дали.
Благодаря им я почти что не обросла черствостью. Не делю ложь на маленькую и большую. Сохранила способность в луже видеть небо, а не лужу.
Учителю доверено самое ценное и святое, что имеет народ. Я об этом не то, что не забыла. Нет. Это было всегда со мной. Даже в самое трудное 20ые-200-ые годы на уроке забывалось, оставалось за порогом все негативное, чем были богаты эти годы.
Очень старались касаться чистых детских душ крылом Любви и Надежды.
И когда сегодня, у финиша или почти, мне кто-то говорит: «Я помню ваш урок», значит – жизнь прожита не зря.